Самый посещаемый сайт города Фрязино, вторник, 12 декабря, 19:10 мск
Погода:
Пробки
Фрязино.Инфо - сайт города Фрязино
статьи

Епископ из Гребнева

Автор: Николай Потапов

Епископ Новосибирский и Бердский Сергий из Гребнево20 октября 2000 года преосвященный Сергий, епископ Новосибирский и Бердский, отошёл к Господу. 14 июля 2001 года Владыке исполнилось бы 50 лет. Молясь Спасителю об оставлении грехов и даровании Царствия Небесного усопшему, мы, конечно, помним, что Преосвященный был не только правящим архиереем далекой от нас Новосибирской епархии, но и нашим земляком.

В миру Его Преосвященство звали Соколовым Серафимом Владимировичем. Родился он в Гребневе, учился в Гребневской школе, посещал Фрязинскую музыкальную школу. Словом, всё обычно, всё как многие из нас. И многие из нас хорошо помнят его. Кто — как соученика, кто — как мальчика, прислуживающего по воскресеньям в нашем храме. А кому-то запомнился архимандрит Сергий каждый год на Смоленскую служащим всенощную и литургию в храме Гребневского образа Пречистой. И, кажется, совсем недавно шли мы крестным ходом вокруг нашего храма вместе с епископом Новосибирским и Бердским.

«Храм даёт людям радость, и каждый человек должен нести эту радость своим ближним, всем, с кем встретится», — говорил в одной из проповедей в Гребневе владыка Сергий. Да и сам он излучал радость. Радостными были и богослужения с ним.

Сима Соколов

Серафим или, как его звали родные, Сима был вторым ребёнком в семье диакона Владимира Петровича Соколова. Отец Симы, отслужив с апреля 1941 г. по октябрь 1946, пройдя всю Великую Отечественную войну, награждённый боевыми орденами и медалями, вернулся в родной храм после демобилизации. В тот самый храм, где долгие годы его отец, Петр Васильевич, служил диаконом. Из которого в 1939 г. отца арестовали богоборческие власти. Он погиб в лагере как нераскаявшийся служитель культа.

Семья Соколовых. Гребнево, 1962 г.
Семья Соколовых. Гребнево, 1962 г.

Дедушка Симы, отец Петр, сам был сыном священника. Была дочерью священника и бабушка Симы. А на одной из сестер отца Петра женился протоиерей Никологорский, бывший настоятелем собора во имя Иоанна Предтечи, что во Фрянове. Другими словами, старшее поколение родных Симы по отцу было из духовного сословия.

Брак между отцом Симы и его матерью состоялся по благословению духовника Марфо-Мариинской обители схиархимандрита Сергия (протоиерея Митрофана Сребрянского). Отец Митрофан известен многим верующим как великий подвижник православия времен былого богоборчества, праведник и провидец. Он был духовным отцом Пестовой Наталии Николаевны, дочери московского профессора Николая Евграфовича Пестова, сохранившего в миру верность Святой Православной Церкви.

В один из приездов Наташи к духовному отцу, в место его добровольной ссылки — глухую тверскую деревеньку, речь зашла о дальнейшей судьбе её, студентки Строгановского училища. «Не надо тебе в монахини, — сказал схиархимандрит Сергий, — твои дети ещё послужат Богу».

Венчание Владимира Петровича и Наталии Николаевны состоялось мясоедом 1948 года в Москве. Как потом выяснилось, схиархимандрит Сергий, в часы венчания там, в тверской деревеньке, надел полное иерейское облачение, митру и венчал свою духовную дочь с Владимиром Соколовым заочно. Позже он прислал в благословение молодоженам иконочку Черниговской Божией Матери. По сторонам Царицы Небесной были изображены святитель Николай и преподобный Сергий. «Так батюшка пророчески предсказал нам имена наших старших сыновей. Мы не поняли этого и второго сына назвали Серафимом. Однако он, приняв монашество, стал Сергием», — вспоминает матушка Наталия Николаевна Соколова.

14 февраля 1948 года, практически сразу же после свадьбы, В. П. Соколов был рукоположен в диаконы. Прослужил он диаконом в Гребневской церкви до 27 сентября 1953 года. Тогда, после рождения второго сына Серафима, рукоположили его в иереи, назначив священником в храм Адриана и Наталии, который находится недалеко от платформы «Лось» (тогда это ещё было Подмосковьем). Но еще долго всё семейство жило по-прежнему в Гребневе. Так что детство и отрочество Серафима Соколова прошли у нас.

В такой благочестивой семье, как семья Соколовых, воспитание детей не могло не быть православным. Как вспоминал сам Владыка: «Отец-священник ежедневно уезжал на богослужение в свой московский храм, и его предстояние перед Богом отождествлялось в нашем детском сознании как строжайшая дисциплина. Присутствуя за папиным служением, надо было набраться терпения и стоять в храме «как свечка». Бывать на этих службах нам со старшим братом Колей приходилось редко, но, участвуя в богослужении в нашем сельском гребневском храме, мы уже старались во всем подражать отцу, становились не по-детски строгими и не позволяли себе в храме никаких вольностей».

Мальчик, по признанию матушки Наталии Николаевны, и в школе учился прилежно, а поскольку наделён был прекрасным слухом, то ещё и посещал фрязинскую музыкальную школу. До сих пор её многие преподаватели помнят своего ученика. Сима выбрал контрабас, инструмент, скажем так, нетипичный для обучения на нем в музыкальной школе небольшого города. Возможно, на его выбор повлияло то, что класс контрабаса вёл очень известный и талантливый педагог, Владимир Аркадьевич Борисов. Позже, к восьмому классу общеобразовательной школы, В. А. Борисов перешел на работу в училище имени Ипполитова-Иванова. Сима Соколов стал ездить в Москву, а после окончания восьмого класса поступил в это училище.

Училище имени Ипполитова-Иванова Серафим Соколов закончил в 1970 г. одновременно со своим старшим братом Николаем. Диплом с отличием давал Серафиму права на льготное поступление в консерваторию. Такой путь выбрал старший брат, «а я после долгих раздумий решил расстаться с музыкой и посвятить жизнь служению Церкви», — писал Владыка. Кстати сказать, Николай Соколов после окончания консерватории закончил духовную семинарию и Московскую Духовную Академию. Ныне он протоиерей, настоятель храма при Третьяковской галерее.

Ещё студентами братья регулярно посещали всенощные бдения в патриаршем соборе, где тогда служил митрополит Крутицкий и Коломенский. Патриарху Алексию I было в те времена около 90 лет, а потому Патриаршие служения в соборе были редкостью. «Думаю, что митрополит заметил нас. А потому однажды в конце службы мы были приглашены в алтарь для беседы с ним. Она была недолгой и запомнилась мне прежде всего потому, что на приглашение митрополита участвовать в его службе в качестве иподьяконов мы с братом дружно отказались, что, впрочем, у самого владыки Пимена не вызвало никакой отрицательной реакции. Благословив «весьма загруженных студентов», как мы отрекомендовались, митрополит, добродушно улыбнувшись и попросив нас передать поклон отцу, сел в «ЗИМ» и уехал». Так писал владыка Сергий в своих воспоминаниях.

Осенью 1970 г. С. Соколов пошел служить в армию. Как музыканта его призвали в ансамбль песни и пляски Московского военного округа ПВО. В декабре 1972 г. С. Соколова демобилизовали, а уже с Рождества стал он прислуживать за патриаршим богослужением. (Вначале лета 1971 Патриархом Московским и Всея Руси был избран митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен). «Решающую роль в тот момент сыграл мой младший братишка Федор, посещавший постоянно патриаршие службы, и в канун нового 1973 г. сказавший мне, что меня уже на следующее богослужение будут ждать в соборе», — признавался епископ Новосибирский и Бердский.

Иподьякон Соколов понравился Патриарху и он стал его брать с собою на богослужения в других храмах. Постепенно Серафим стал по существу исполнять обязанности келейника.

Перед молодым человеком вставал вопрос выбора дальнейшего жизненного пути. Требовалось образование. Необходимо было поступать в семинарию. Для поступления надо было сдавать экзамены, а к ним следовало готовиться. Святейший же надолго взял его в поездку на юг, а там и в отпуск. Сима робко изложил своё желание учиться, Патриарх заметил: «успеется».

Когда приехали в Москву, Серафим подал заявление в духовную семинарию, но ему отказали. Как потом выяснилось, сверху (от КГБ) была установка: никого из Соколовых к семинарии не подпускать и близко. Сима посетовал на свои проблемы Святейшему. «Неси своё заявление, — сказал тот кратко, а потом взял и начертал резолюцию: «Принять без экзаменов. Патриарх Пимен». «А теперь иди и посещай занятия».

Так иподьякон Соколов стал посещать занятия в Московской Духовной Семинарии. Конечно, вскоре там поинтересовались основанием. С резолюцией Патриарха спорить никто не стал, но родилась идея — исключить за неуспеваемость. Дабы быть правильно понятыми, стали задавать огромнейшие богослужебные тексты наизусть. «Но он учил усердно, да и память у него хорошая», — вспоминает матушка Наталия Николаевна.

Протоиерей Владимир Соколов с сыновьями
Протоиерей Владимир Соколов с сыновьями

«Учиться мне было несложно. По праздникам и воскресеньям я ездил в Москву на патриаршие богослужения, одновременно навещая родителей и друзей. Но то, что духовная школа была мне необходима, я очень скоро убедился. Понял главное, что я должен был получить за годы обучения, состояло вовсе не в сумме богословских знаний, а в особом опыте духовной жизни, без которого немыслимо пасторское служение», — признавался позже Преосвященный, — «думаю, что каждый человек в выборе жизненного пути уникален и в успешности этого вряд ли возможно быть уверенным, как говорят, на все 100%. Вся жизнь, от рождения до смерти, дар Божий, и если это человек понимает, а скорее, если он в это верит, то, пожалуй, первый экзамен на духовную зрелость предстоит выдержать молодому человеку как раз в вопросе выбора профессии и образа жизни».

Инок Сергий

Иноческие обеты семинарист С. Соколов дал, обучаясь ещё во втором классе. И вот прошло 2 года. В этом, 1977 г., предстояло закончить семинарию, а это одновременно означает, что необходим выбор: либо женитьба и путь пастыря в миру, либо монашество, иночество. «Ты готов к постригу?» — спросил своего иподиакона Святейший на одной из служб. «Готов», — почти машинально, по собственному признанию, отвечает Серафим.

Постриг состоялся 9 мая. Святейший патриарх сам выбрал имя — Сергий. Более 17 лет инок Сергий был келейником Патриарха Пимена. У него на руках Святейший в 1990 г. отошел к Господу.

Святейший Пимен высоко ценил своего келейника, видя в нем не только исполнительного помощника, но и заботливого друга и доброго советчика. Служа Патриарху, Сергий продолжал образование, испытывал себя на поприще преподавания, но целых 10 лет Патриарх не рукополагал его во иеромонахи. «Не хочу, чтобы ты покидал меня. Ты пойдешь далеко, но только после того, как я умру».

В 1983 г. правительство передаёт Церкви Свято-Данилов монастырь, точнее то, что осталось за годы советской власти от монастыря — детский приёмник-распределитель.

«Те, кто видит сейчас Свято-Данилов монастырь во всем блеске и великолепии, наверное, никогда не смогут себе представить то кошмарное состояние, в котором он был передан Московской Патриархии… Помню, как после одного из посещений восстанавливаемой обители мне пришла мысль пожертвовать в неё комплект богослужебных миней, хранившихся у нас в Гребнево. Мой отец не только поддержал меня в этом, но и добавил ещё много разных книг, что в те годы было большой редкостью», — писал Владыка в своих воспоминаниях.

2 сентября 1984 г. двое восьмилетних мальчиков в надежде отыскать подземный ход проникают через решетку в гребневский храм Святителя Николая и устраивают там пожар. Пожар заметили, потушили, но сгорела одна треть старинного иконостаса, шкаф с книгами и ешё шкаф с иконами, которые клали по праздникам на аналой. Уцелевшие помещения и алтарь были покрыты черным нагаром. Храм необходимо нуждался в ремонте. Нужно было восстановить всё левое крыло иконостаса.

Семья Соколовых приняла самое активное участие в ремонте храма. Матушка Наталия Николаевна написала «праздники» к иконостасу, но требовались и большие иконы основного ряда. Как помнит читатель, в эти годы проходила реконструкция Свято-Данилова монастыря. Иконостас монастырского Свято-Троицкого собора расписывал известный иконописец архимандрит Зенон. Отец Сергий рассказал ему о несчастии в родном храме, и отец Зенон написал и подарил Гребневскому храму чудесную икону Владимирской Богоматери.

Шли годы. Святейший всё-таки решился. По его благословению Великим постом 1989 года иеродиакон Сергий был хиротонисан в иеромонаха с возведением в сан игумена Троицко-Сергиевой Лавры. Вскоре его назначают инспектором Московской Духовной Академии в должности архимандрита. В сан архимандрита о. Сергий был возведён незадолго до кончины Патриарха. Святейший преставился в мае 1990 года буквально на руках у архимандрита Сергия.

Работа инспектора МДА была не из простых, но о. Сергий с нею справлялся. Справлялся успешно, и ему стали давать и другие послушания, в частности, привлекли к работе комиссии по канонизации. Канонизаций в те годы было много.

Летом 1990 года Помесный Собор Русской Православной Церкви причислил к лику святых молитвенника за Россию, протоиерея, Иоанна Крондштадского. Это соборный акт всколыхнул веру русского народа, усугубил молитвы об Отчизне, вновь оказавшейся в сложном положении, и Господь услышал молитвы Церкви Своей и послал нам новое утешение. Церкви начали возвращать её святыни: святого благоверного Александра Невского, преподобных Сергия и Германа Валаамских чудотворцев Иосифа Белгородского, Преподобного Серафима Саровского. Указом Патриарха архимандрит Сергий был назначен старшим группы архимандритов, которым поручалось неотступно находится при святых останках Преподобного во время перенесения их из Москвы в Дивеево.

В том же 1990 г., когда преставился Святейший Патриарх Пимен, заболел протоиерей Владимир Соколов. Забота о престарелом отце духовном сменилась для Сергия заботой о больном отце по крови. Всю тяжесть хлопот о больном архимандрит Сергий взваливает на себя. Ему помогали и в Академии, и в монастыре. Я сам был свидетелем тому, как приезжал в Гребнево хирург из монастыря, как студенты из Академии катили кресло-каталку на службу в церковь и т. п.

Почетный настоятель храма святых мучеников Адриана и Наталии протоиерей Владимир Петрович Соколов окончил свой земной путь 27 июля 1995 г. Похоронен он в церковной ограде Гребневских храмов, рядом с могилой своей матери. В храме, а затем и у могилы почившего сыновья отца Владимира вместе с местным клиром и окрестным духовенством совершили панихиду и литию. Позже, по признанию матушки Наталии Николаевны, о. Сергий говорил ей: «А знаешь, мама, ведь это промысел Божий, что моя хиротония состоялась после кончины папы. Уехал бы я, а вы-то как без меня тут остались?»

Епископ Новосибирский и Бердский

Многие прихожане хорошо помнят тот морозный декабрьский день 1995 г., когда отец Иероним объявил нам с амвона, что 10 декабря в Елоховском патриаршем соборе архимандрит Сергий (Соколов) хиротонисан в епископы с определением занять Новосибирскую кафедру. По словам о. Иеронима, он — первый епископ родом из Гребнева. «Хорошо, что такие люди становятся у нас епископами и очень хорошо, что у нас есть такие епископы», — сказал в завершение о. Иероним.

Многие из нас, включая и автора этих строк, неплохо знали новопоставленного епископа, а потому и далёкая Новосибирская область стало как-то ближе. Придя из церкви домой, я открыл энциклопедию, дабы узнать о ставшей мне чуть ближе Новосибирской области поподробнее. Площадь Новосибирской области — 178,2 кв. км, что по размерам превышает территорию Бельгии, Голландии, Люксембурга и Португалии вместе взятых. И на этих просторах на тот момент, по признанию самого Владыки Сергия, было всего 35 приходов. Через них епископу предстояло окормлять 2770 тыс. человек. А окормлять, если придерживаться буквы церковного устава, означает отвечать перед Богом за души почти 3-х миллионов людей.

Преосвященный Сергий успешно справлялся с этим послушанием, свидельство тому статья, опубликованная три года спустя в областной газете с характерным названием «Советская Сибирь». В ней, в частности, сказано: «Уже несколько лет при содействии и поддержке администрации области активно претворяется в жизнь программа церковно-социальной работы в учебных заведениях, детских домах, в домах для престарелых и инвалидов, в воинских частях, в исправительно-трудовых колониях проводятся социально-духовные мероприятия и благотворительные акции».

Епископ Носибирский и Бердский по-прежнему на Смоленскую, в день празднования и Гребневской чудотворной иконы Пречистой, приезжал в Гребнево, служил всенощную 9 августа и литургию в день самого праздника.

Первый крестный ход вокруг родного храма в Гребнево в сане епископа
Первый крестный ход вокруг родного храма в сане епископа

Я, как и десятки других прихожан, во время таких служб ежегодно брал благословение у Владыки, но попросить об интервью всё как-то не решался.

В августе 1997 г. благочинным церквей Щелковского округа, настоятелем Щелковского собора Святой Троицы, был назначен протоиерей Сергий Решетняк. В числе многих других важных дел по духовному возрождению нашего края отец Благочинный запланировал выпустить православную газету. К работе над газетой Его Высокопреподобие привлёк и меня. К Смоленской вышло уже несколько выпусков, правда, не как сейчас, отдельным изданием, а как приложения к газете «Время». Теперь, в 1998 году, у меня появилось достойное основание, чтобы попросить Владыку об интервью для православной газеты.

Вечером 9 августа 1998 года на всенощном бдении вместе с Владыкою служили 13 священников, храм утопал в цветах. Настроение было приподнятым, радость сияла на лицах. В большой проповеди, с которой Владыка обратился к прихожанам, он говорил о Богородице, о благодатном заступничестве Пречистой за Россию. Напомнил нам, что воскресение Христа пришло после крестных мук, что и нам следует преодолевать удары судьбы, как бы тяжелы они нам ни казались, с нами Бог, Он не даст погибнуть ни нам, ни России. Преодолеть всё, если мы хотим воскреснуть для вечной жизни, если хотим обрести себя в этой, земной жизни.

После всенощной я попросил Владыку благословить на интервью. «Простите, — ответил Преосвященный Сергий, как бы извиняясь, — давайте завтра, сегодня я очень устал». Я знал, что в этот его отпуск епископу Новосибирскому и Бердскому Святейшим благословлено возглавить группу паломников на Святую Землю. Известно мне было и то, что в короткий промежуток времени до поездки у него было много хлопот в Москве по делам епархии, да ещё и ремонт квартиры. После смерти отца мать епископа жила одна, и он решил отремонтировать квартиру, пока она находится здесь в Гребневе.

Архиерейскую службу отличает не только красочность и особая торжественность, в ней проникновение в сакральное, ощущение своей сопричастности к собранию у престола Господня, особое, захватывающее, соборное единение Веры. И когда после литургии крестным ходом вокруг храмов вместе с нами шли тогдашний глава города В. П. Савченко и глава администрации Гребневского сельского округа всех нас не оставляла уверенность в значимости момента. И пусть у нас, по словам владыки Сергия, «нет веры в то, что либерально-демократическое, то есть чуждое российской духовной традиции, правительство ведёт страну посредством либерально-демократических, то есть лишенных духовных оснований, реформ к процветанию», у нас была и остаётся вера в то, что Бог не оставит Россию. И отрадно, что власти, хоть и не уверовали в это вместе с нами, но вынуждены считаться с нашей верою.

Беседу с архиереем мы начали после того, как опустел церковный двор. Неспешно шли мы по дорожкам вокруг храмов. Открытое, очень русское и красивое лицо Преосвященного располагало к беседе, и я не столько задавал вопросы, сколько рассказывал. А он спокойно, без всякой рисовки, без всякой оглядки на собственную значимость, как-то особо радушно, где подправлял, а где и дополнял мои рассказы. Вспоминал о своём детстве, о школе, о Фрязинской музыкальной школе. Говорил, как много в его жизни значат эти два храма…

— Вы помните песню «С чего начинается Родина»? Может, для кого-то она и начинается с картинки в букваре, а для меня — вот с этих двух храмов. И потом на этой земле покоится мой отец, мой дедушка (речь идет о втором дедушке Владыки — Пестове Николае Евграфовиче, он, как и обе бабушки епископа, похоронены в Гребнево. — Прим. автора). Потом мы заговорили о празднике. Владыку радовали и торжественность, и многолюдье.

— Сколько молодых священников сослужило мне. А ведь среди них и мой племянник! Подрастает смена. А меня сегодня ещё и обрадовало то, что причастил свою учительницу. Раньше она не ходила в церковь. Значит, всё больше и больше людей у нас потянулось к Богу. Знаете, мы у себя в епархии на выделенном Новосибирской администрацией речном теплоходе каждое лето устраиваем плавучую церковь. (Так мы посещаем отдалённые селения). Так к нам выходят всей деревней. Крестятся, венчаются, просят крестики, иконы, книги. И каждое лето в тех местах с нетерпением ждут нашего приезда.

Незаметно наш разговор перешел на обсуждение дел в нашем приходе, в нашем благочинии. Я рассказал Владыке о восстановлении переданных епархии храмов, о большой работе по возрождению духовной жизни в районе, проводимой благочинным церквей округа. Преосвященный Сергий сказал, что он уже успел переговорить с новым Благочинным, что его обрадовала наша газета «Православное чтение».

Я не стал докучать Владыку дальнейшими расспросами, ему в этот день предстояла поездка к Святой Земле, только попросил архиерейского благословения. Преосвященный Сергий благословил по чину, а потом достал значок, и немного смутившись, вручил его. Я принял с благодарностью.

Мы расстались уже на шоссе. Владыка поспешил домой, а я достал значок и стал его разглядывать: через всё поле на нем было написано «За духовное возрождение России».

Прошло три года. Всего три года, или уже три года — это кому как нравится. А теперь вот я читаю в газете Новосибирского областного правительства (она по-прежнему называется «Советская Сибирь») в номере от 28 октября 2000 года некролог. Он подписан полномочным представителем Президента РФ в Сибирском федеральном округе, главой администрации Новосибирской области и председателем областного Совета депутатов. Цитирую: «В лице владыки Сергия мы потеряли не только уважаемого православного проповедника, но и настоящего патриота нашей Родины, несущего в массы идеи добра, любви к ближнему, уважительного отношения к властям».

Конечно, монах Сергий, как и сонм его предшественников по иночеству, жил, уповая на Царствие Небесное. Но, как он сам сказал в последнем интервью журналу «Русский Дом»: «Надеяться на обретение Отечества Небесного невозможно, не поработав на Отечество земное». Господь да упокоит душу раба Своего! Вечная ему память.

Николай Потапов
Еженедельная газета г. Фрязино «Фрязинец» № 39 (41), 17—24 октября 2001 г.