Самый посещаемый сайт города Фрязино, суббота, 16 декабря, 23:41 мск
Погода: +4°
Пробки
Фрязино.Инфо - сайт города Фрязино
статьи

Истоки

Автор: Ю. Вецгайлис

Более чем за 50-летний период на «Истоке» сменилось семь главных инженеров. Но мне хотелось бы рассказать лишь о трёх. Именно они, по моему субъективному мнению, внесли наибольший вклад в становление и развитие «Истока».

Как только речь заходит о главных инженерах, я волей-неволей вспоминаю повесть Г. Николаевой «Битва в пути» и всегда удивляюсь, как смогла эта женщина художественно точно описать функции главного инженера и разделение задач между директором и главным инженером.

В свое время С. И. Ребров рассказывал, что между Седенковым (секретарем Щелковского горкома) и Бабаевским (председателем горисполкома) было негласное джентльменское соглашение о разделении власти: Седенков — сельское хозяйство и район; Бабаевский — строительство и город. В дела друг друга они не вмешивались.

Насколько важен вопрос разделения власти — мы сейчас видим на уровне руководства страной.

Все эти мысли и стали, отчасти, для меня каким-то критерием для рассказа о трех главных инженерах. Это было предисловие. А теперь по основной теме.

Первый из этой тройки — Андрей Алексеевич Сорокин. Деятельность Сорокина в должности инженера (1945 г. — 1951 г.) относится прежде всего к периоду становления «Истока». Его основной задачей было оснащение станками и установками тех производственных помещений, которые создавались усилиями директоров и рядовых исполнителей. Распределением нового оборудования занимался А. А. Сорокин. У него была одна черта: он не мог даже слышать о том, чтобы какой-либо станок переставить с места на место, нарушив цементную основу. Этой его слабостью стали пользоваться. Привозят новый станок. Как только наступали сумерки и люди уходили домой, станок тащили в цех, которому он не предназначался. Быстро готовили цемент и за ночь «ставили» на него станок. Утром тот, кому этот станок предназначался, шел с жалобой. Но Сорокин, узнав, что станок уже на цементе, говорил обиженному: «Милый друг, что поделаешь, теперь уже со следующей партией». Это напоминает итальянский кинофильм. Если в неположенном месте за ночь построен дом и подведен под крышу до того, когда хватится полиция, то по итальянским законам действия признаются правомерными.

В первой половине 50-х годов, в разгар «холодной войны», спешно создавались системы ПВО вокруг крупнейших городов страны: Москвы, Ленинграда и др. Эти системы использовали в качестве генераторов-передатчиков наиболее мощные в то время импульсные магнетроны. Каждый магнетрон был на учете. Раньше всех на участок динамических испытаний, работавший круглосуточно, приходил А. А. Сорокин, потом Н. Д. Девятков, В. А. Гольцов, и уже в свое определенное время начальник отдела А. П. Федосеев. У Сорокина была книжечка, в которой он отмечал прохождение каждого магнетрона через весь технологический процесс. Номер магнетрону давался после изготовления анодного блока.

Деятельность Андрея Алексеевича Сорокина была очень разносторонней. Когда в наших территориальных водах со дна была поднята американская «Летающая крепость», то все электронные приборы и компоненты были по принадлежности розданы соответствующим предприятиям и организациям электронной промышленности для ознакомления. А. А. Сорокин был главным конструктором воспроизведения генераторной лампы, обеспечивающей дальнюю самолетную радиосвязь (наше название Г-483). Лампа выпускалась серийно.

Андрей Алексеевич — сущий интеллигент. Всегда был спокоен, корректен, справедлив. Впоследствии он руководил нашим первым Главным управлением МЭП, а потом был заместителем председателя НТС МЭП (МЭП — министерство электронной промышленности — прим. редакции).

Второй в этой тройке — Иван Иванович Девяткин (с 1960 по 1972 гг. был главным инженером).

Иван Иванович в отличие от Андрея Алексеевича свою деятельность во многом связал с вопросами применения и эксплуатации разрабатываемых и выпускаемых «Истоком» электронных приборов и устройств. Он устанавливал локальные связи с разработчиками радиоэлектронной аппаратуры. Участвовал в Государственных комиссиях по приемке радиоэлектронной аппаратуры с ограниченным функциональным назначением. Он много сделал для становления и усовершенствования, в организационно-техническом отношении, служб, непосредственно подчиняющихся главному инженеру.

Иван Иванович не забывал о технологии, материаловедении, машиностроении и измерительной технике. Он лично принял активное участие во внедрении измерительной техники в связи с появлением радиоэлектронных систем с селекцией движущихся целей. Его участие в технологических работах увенчалось присвоением ему звания лауреата Ленинской премии (1964 г.).

Однажды Иван Иванович спросил меня: «Как ты думаешь, что, если наш институт назвать «Истоком»?» Я ответил, что само слово «Исток» очень красивое, но главное, что оно соответствует по своему содержанию тем процессам, которые к этому времени уже произошли. Из нашего института выделились большие группы высококвалифицированных специалистов, перешедшие на другие предприятия электронной промышленности, где они становились костяком научно-технических коллективов.

Иван Иванович спросил: «А как ты думаешь, лучше назвать наш завод «Анод» или «Рений»?» Я ответил: «Конечно, «Рений» (мне показалось, что этот шифр более романтичен и не так обшарпан, как «Анод»).

Я далек от мысли, что такие вопросы Иван Иванович задавал только мне, но у меня почему-то сложилось впечатление, что инициатива о шифрах исходила от него.

Рано ушел Иван Иванович от нас. Очень рано.

Третий — Виталий Николаевич Батыгин — и поныне трудится в ГНПП в должности главного инженера с 1982 года.

В отличие от двух предыдущих главных инженеров у В. Н. Батыгина есть крен к технологии, материаловедению и машиностроению. У Виталия Николаевича за спиной огромный опыт работы технолога и материаловеда. Начал с локального технологического научно-технического направления, а побывав в должности главного технолога предприятия, обрел опыт и знание всех основных технологий предприятия, а также в области машиностроения.

В Виталии Николаевиче импонирует, что он — в «мирской» жизни очень добрый, отзывчивый, понимающий юмор человек — в служебных условиях может проявить характер и настоять на своем, порой принять, на справедливой основе, достаточно жесткие решения.

Виталий Николаевич трудится и сейчас и вместе с генеральным директором Александром Николаевичем Королевым и другими членами дирекции, перед которыми стоит главная задача защитить коллектив и сохранить предприятие.

От редакции: опубликованная выше статья старейшего сотрудника ГНПП, долгие годы возглавлявшего тематический отдел предприятия, а впоследствии ученого секретаря «Истока» Юрия Альфредовича Вецгайлиса — своеобразное воспоминание-эссе о трех ведущих специалистах-руководителях, посвятивших предприятию лучшие годы, отдавших ему весь свой инженерно-технический, творческий и организаторский талант. В. Н. Батыгин и сегодня продолжает работать в ГНПП в должности главного инженера. А вот самого автора материала нет с нами — Юрий Альфредович ушел из жизни в январе нынешнего года. Ю. А. Вецгайлису тоже было чем гордиться: в 1978 г. стал лауреатом Государственной премии, за производственные успехи награжден орденом Трудового Красного Знамени, воевал на фронтах Великой Отечественной. Светлая ему память!

Ю. Вецгайлис, бывший ученый секретарь ГНПП «Исток»
«Истоки», приложение к еженедельной газете ГНПП «Исток» «За передовую науку» № 17 (924), май 1997 г.