Самый посещаемый сайт города Фрязино, четверг, 17 августа, 00:44 мск
Погода: +14°
Пробки
Фрязино.Инфо - сайт города Фрязино
статьи

Владимир Брайнис: «Благодарность — лучшая награда!»

Автор: Михаил Шабашов

Линия жизни этого человека — сама по себе целая история. Родился в городе Бердичев Житомирской области. Хлебнул ужасы войны — извилистые маршруты эвакуации, смерть мамы, тяжелые болезни. Отец воевал на фронте. Пропал без вести. На Поклонной горе есть его имя. Юный Володя оказался в детском доме около Пушкино. Восемь лет пробыл там. Супруга Владимира Михайловича — Мария Павловна — тоже воспитанница этого детского дома. Там было открыто педагогическое училище, в котором учились воспитанники. В их числе оказались и Владимир, и Мария. После службы в армии, в 1952 году с Марией работал в Молдавии. В 1956 году они оба уже работали во Фрязино.

Владимир Брайнис Фрязино— Владимир Михайлович, в те годы было мало возможностей для реализации своих желаний. Вы ведь могли работать и не в педагогике. Но профессия учителя победила. Как это произошло?

— Вы знаете, историей я увлекался с четвёртого класса. Много читал книг по этой теме. И меня уже тогда звали «историком»… И вот — 1955-й год. В школах — сокращение учителей. Работы по моему профилю не было. Я устроился на стройку — в организацию «Учдорстрой», которая была в Мытищах. Проработал там восемь месяцев. После чего мне предложили поехать в Елец, учиться два года на мастера. По возвращении была обещана квартира в Мытищах. По тем временам — это ж просто фантастика была. В принципе, квартирный вопрос у нас из этой сферы так и не выбрался, однако тем не менее… Но в то время мы с Марией Павловной уже ждали нашего первого ребенка, и я отказался от этого шанса. Потом подоспел и второй — хотели меня отправить в Ленинград в строительный институт на четыре года. С дальнейшим ростом карьеры: «Будешь бригадиром, потом мастером…». Но и на этот раз я тоже отказался. Сватали меня и в артель — тогда был расцвет этого вида деятельности… И туда я тоже не согласился. Устроился во вторую — тогда десятую — фрязинскую школу учителем начальных классов. Директором тогда был замечательный человек Стефан Петрович Иванов. Он предложил мне вести ещё и занятия по труду. Спасибо моему детскому дому — мне было знакомо столярное дело, которому нас обучали. И шесть лет я проработал во второй школе учителем начальных классов и труда, а когда открыли школу № 3, я туда перешёл «трудовиком». Там «в довесок» мне поручили преподавать историю. А с 1964 года стал полностью вести этот предмет. 17 лет проработал во второй школе, а в 1979 году пришёл директором в шестую школу. 18 лет был там на этой должности…

— Вы — известный человек и в педагогических кругах, и в историческом сообществе. В нашем городе ваша фамилия сродни известному «брэнду», извините за такое сравнение. Но мне известно, что у вас есть факты, которые подтверждают мысль Льва Толстого: «Хороших людей много. Но плохие лучше организованы»…

— Понимаю, что вы имеете в виду. Расскажу такой факт — когда я ещё работал в третьей школе, меня выдвинули на присвоение звания «Заслуженный учитель России». А это же целая наградная иерархия. Комиссия, которая рассматривала этот вопрос, стала узнавать — есть ли у меня грамота от министерства? Её не было. А для получения министерской грамоты нужна была областная. У меня и её не было. Ну и ограничились тем, что мне дали областную грамоту. Так я получил свою первую «награду», и на этом успокоились. Потом вопрос с «заслуженным» вставал ещё не единожды, но так ничем и не увенчался…

— Для профессионала, который знает сам себе цену, внешние подтверждения мастерства не имеют особого влияния…

— Совершенно верно. Не сочтите за хвастовство, но огромнейшее удовольствие я испытываю, когда в городе встречаю моих бывших учеников, которые говорят мне тёплые слова. Я уже им не нужен, свою миссию перед ними выполнил, но когда они благодарят при встрече — это великая вещь! Лучше всяких званий и наград. Значит, не зря живу и занимаюсь своим делом. Мои ученики стали и учёными, и учителями, и военными… Было очень много интересных ребят. Ну, вот кого навскидку сейчас вспомню — Алена Стефанович, Юра Рободзей… Из последних — Петя Хотунцев. В этом году он уже оканчивает Высшую школу экономики, факультет права. Многие ушли «дальше» меня. Например, Ирина Кукушкина стала кандидатом исторических наук. Да и сейчас у школьников очень высокий интерес к истории.

— А есть непролазные двоечники?

— Их хватало во все времена. Спросите любого учителя — вам все скажут, что с двоечниками возишься гораздо больше, чем с остальными. Кого-то удается переломить… И если это происходит, то в человеке открываются такие способности, о которых и не подозревал. Главное для учителя — разглядеть в ученике незатронутые струны. И тогда происходят чудеса! Но есть и такие, у кого школьные двойки определяют и жизненный путь. Одни не хватают с неба звёзд, живут по своему разумению, но при этом остаются невероятно благодарными людьми! А другие — катятся под уклон в «сорок градусов». Жалко их невероятно, но что тут уже поделаешь?.. Это их выбор.

— История — это наука, которая пополняется новыми документами и событиями, но не изменяется по своей сути. Что было — уже не изменить. Как вы относитесь к книге Фоменко и Носовского, в которой даётся предположение, что на самом деле все было не так и не с той стороны?

— Моё личное мнение выражу в классической форме: «Беда, коль пироги в печь класть начнёт сапожник, а сапоги тачать — пирожник». Вероятно, Фоменко хороший математик. Уж коль он академик, доктор наук и прочая. Но история — это наука. А Фоменко полностью отрицает все достижения этой науки. Вот в чём вся штука. Смещение хронологии — это предположение и не более того. Для меня на первом месте — труды Василия Ключевского.

— А что с учебниками истории-то сейчас происходит? Появляются авторы, желающие пересмотреть реальные факты…

— Да. И это чудовищно. Я много лет руковожу методическим объединением историков города. Мы собираемся четыре раза в год и каждый раз обсуждаем — какими учебниками лучше всего пользоваться? Их сейчас много. Но это тот случай, когда количество идёт в ущерб качеству. Это одна сторона вопроса. Вторая заключается в следующем. Сейчас возникает попытка реанимации сталинизма. Я сам жил в детдоме, где воспитывались дети репрессированных родителей. Ту ситуацию я видел своими собственными глазами. У нас учительницу русского языка арестовали ни за что! Эпоха, когда людей забирали ночью и увозили неизвестно куда и на сколько — прошла через меня. И вдруг сейчас выходит учебник Чубарьяна и Данилова, в котором высказан «новый» взгляд на те ужасные годы. Что может быть нового в том, что люди гибли ни за что? Для меня такие вещи совершенно непонятны. Это удручает и настораживает…

— А что вас радует в сегодняшнем дне?

— Работа и семья.

— Вы — муж, отец и дедушка…

— Совершенно верно. Супруга — Мария Павловна. Младший сын Вадим — ему 41 год, экономист. Его жена — тоже в этой сфере работает. У меня четыре внучки. Они все живут в Москве. У нас с ними очень хорошие отношения.

— Пример родителей. Ведь вы-то с Марией Павловной сколько лет душа в душу живете?

— В этом году 12 октября будет 55 лет совместной жизни. А по свидетельству о браке — 53 года. Сначала супруга не хотела расписываться. Её настораживало, как будут относиться к тому, что муж и жена работают вместе? Поэтому просто сыграли свадьбу. Из-за этого мы, конечно, натерпелись ещё больше… Но через два года уже поставили и штамп в паспорте.

Мария Брайнис и Владимир Брайнис, 1952 год
Мария и Владимир Брайнис, 1952 год.

— В День учителя ваш домашний телефон, наверное, не умолкает?

— Это да. И мне звонят, и супруге. Мария Павловна — математик от Бога! Наш старший сын — Михаил — был ближе к гуманитарным предметам. Но в 9-10 классах она у него преподавала математику. И он стал отличным экономистом. Всегда говорил, что в выборе его профессии «виновата» мама. По поводу моего предмета он не особо восхищался, но в то же время Миша собрал богатейшую библиотеку по истории, которой я пользуюсь до сих пор. Если бы Миша не погиб, он достиг бы больших высот в своей профессии…

— Владимир Михайлович, есть ли у вас сон, который вы помните?

— Вообще-то, сны я не «коллекционирую». Но один такой сон есть. В 1942 году мы были в эвакуации в Орджоникидзе. Однажды мне приснилось, что мне выбили зуб и идёт кровь. Я рассказал этот сон взрослым, и мне сказали, что это кто-то из родных придёт. И в тот же день после обеда приехал отец с фронта на побывку! Этот сон я запомнил на всю жизнь…

Разговаривал Михаил Шабашов
Еженедельная общественно-политическая газета г. Фрязино «Ключъ» № 21 (886), 28 мая — 3 июня 2008 г.

Справочник