Самый посещаемый сайт города Фрязино, понедельник, 26 июня, 18:32 мск
Погода: +17°
Пробки
Фрязино.Инфо - сайт города Фрязино
статьи

Михаил Сергеевич Баев и его рукопись (из книги «Вторичное открытие села Гребнева»)

Автор: Георгий Ровенский

Михаил Баев г. Фрязино Баев Михаил Сергеевич (22.02.1902—31.08.1979), художник-архитектор, ветеран войны, архитектор «Истока» (1954—1970), краевед.

Ему принадлежит авторство

• в формулировании гипотезы тайных троп Москвы в Золотую Орду;
• в определении особой роли Хомутовской дороги, связывавшей Москву, Переславль и Владимир;
• в исследованиях расположения острога Четрековского на Любосивле в XIV—XV вв. на месте будущей усадьбы Гребнево;
• в характеристике особой роли владельцев усадьбы в просветительской деятельности России;
• в открытии Иванова куреня (на севере Фрязина, у лесопитомника), казачьей крепости — центра борьбы казаков с поляками в 1611—1612 гг.

Материалы к биографии (1954 г.)

Из Анкеты личного дела:

Родился 22 февраля 1902 г. в Москве, в семье потомственных почетных граждан Баева Сергея Козьмича (1875—1942) и Марии Михайловны (род. 26.05.1883).

Социальное происхождение и сословие до революции: «Из потомственных почетных граждан (безгильдейный купец)».

Закончил 7 классов Московской гимназии 3-его класса в 1913—1917 гг.

Получил диплом художника по окончании курсов живописи Ф. И. Рерберга (1918—1919).

Закончил 3 курса 1-го Московского государственного университета (1918—1921) и 4 курса Московского государственного театрального техникума им. Луначарского (1922—1926).

Из Автобиографии:

Михаил Баев Фрязино«Мой двоюродный дед И. Д. Баев принадлежал непосредственно к крупной буржуазии.

Отец мой С. К. Баев наряду с нетрудовыми в 1907—1917 гг. имел значительный трудовой стаж в дореволюционное время, после революции 25 лет работал бухгалтером (фабрика «Шерсть-Сукно», Москва, Малая Семеновская улица).

В семье Баевых — я четвертый по счету. Выучился рисовать у дяди, художника А. К. Баева (выставки «Мир искусства» и «Товарищество»), школу живописи прошел у известного художника и педагога Ф. И. Рерберга, а архитектурные навыки получил у его брата известного строителя И. И. Рерберга, архитектора И. С. Кузнецова и декоратора С. И. Иванова. Трудовую деятельность художника я начал в театре, продолжал главным образом в области оформления выставок и интерьеров. Главнейшие: интерьеры павильона «Москва» ВСХВ — 1937, ресторан дома Красной Армии — 1949, плафон зала Курского вокзала в Москве, росписи усадьбы «Ершово» Звенигородского района и др.

По общественной работе я с 1924 член профсоюза работников культуры, был редактором печатного студенческого журнала в 1924 г., далее профуполномоченный, избирался кандидатом в члены и членом горкома художников (Профсоюза РОТИС).

Длительная профсоюзная работа помогла мне освоить передовые идеи Марксизма-Ленинизма и привела меня уже в годы Отечественной войны в ряды партии, где мне пришлось, ввиду отсутствия политического образования, еще усилить работу над повышением своего идейно-политического уровня. С 1948 я был выдвинут пропагандистом в политшколу, а затем в кружок по истории партии, а затем руководитель семинара самостоятельно изучающих произведения классиков марксизма-ленинизма.

В 1948—1953 гг. я 5 раз избран членом партбюро парторганизации УНР-195 и цехового бюро партийной организации КДИИ.

Был принят по совместительству, а затем и полностью на работу архитектором по строительству».

Из Анкеты:

Выполняемая работа:

«8.1920—9.1921. Художник-бутафор театра «Летучая мышь» Моссовета.

10.1921 по ликвидации театра по 10.1923 художник клуба «Крылья коммуны» (Высшая школа Военных Летчиков), зачтено в военную службу. Уволен в запас.

1.24—12.39. Художник-оформитель, на учете в горкоме Художников Москвы.

По настоянию директора Всесоюзной сельхозвыставки перешел на работу Главным художником Павильона «Москва» на ВСХВ (12.1929—7.1940).

7.1940—3.1942. Художник-архитектор, на учете в горкоме Художников, Москва.

Призван в армию в марте 1942 г. В марте-апреле учился на курсах переподготовки начсостава в Москве. С июня 1942 по ноябрь 1942 — командир огневого взвода 129-го сп 93-ей сд. С ноября 1942 по май 1944 — командир взвода топографической разведки 100-го артполка 93-ей сд. Тяжело ранен. С мая 1944 по январь 1945 — на излечении в госпитале, Москва. В апреле 1944 командиром дивизии награжден медалью «За боевые заслуги» за образцовое выполнение боевых заданий, в мае 1944 командиром корпуса награжден орденом «Отечественной войны» 2-й степени.

По выздоровлении направлен архитектором в Военно-строительный трест № 5, Москва. Награжден медалями «За победу над Германией» и «800-летия Москвы». По ликвидации Проектно-строительного бюро работал с ноября 1947 по август 1949 архитектором УНР-195 треста № 5. Откуда перешел на работу художником-архитектором Комбината Прикладного и Декоративного искусства Московского отделения Художественного Фонда СССР, Москва, где и работал в 1954 г.»

Член партии с 1957 года (ранее — кандидат, с войны).

Имеет авторское свидетельство Гостехники СССР № 76806 на изобретение «Способ подслоенной живописи».

«По-немецки, по-французски и по-латински читает со словарем».

От составителей

Долгие годы М. С. Баев работал архитектором ОКСа фрязинского НИИ-160 («Исток»). Он автор интерьера клуба «Факел», а также интерьера главного здания ГНПП «Исток» и его конференц-зала.

Занимаясь в отделе капитального строительства НИИ-160 (Фрязино) проектными работами, охватывающими в т. ч. и строительство города Фрязино, М. С. Баев включается и в проектно-реставрационные работы по памятнику архитектуры XVIII—XIX вв. «Усадьба ГРЕБНЕВО». И здесь он начинает впервые собирать материалы по истории усадьбы. Позднее этой работой начинает заниматься неутомимый энтузиаст сохранения памятников старины Подмосковья Дьяконов Михаил Васильевич (11.04.1902—25.10.1980), архитектор, известный историк архитектуры Подмосковья, один из основных авторов издания «Памятные места Московской области» и «Памятники архитектуры Московской области», главный архитектор Центральных проектно-реставрационных мастерских Академии архитектуры.

М. С. Баев, вероятно, сразу почувствовал невероятную тайну Гребнева — тайну появления на небольшой речке Любосеевке вотчинного центра большого Гребневского имения. Причина эта должна была лежать в древних дорогах, следы которых в Подмосковье давно утрачены.

Шаг за шагом обустраивал новыми данными свою гипотезу о прохождении Великой дороги из Москвы в Переславль через Гребнево в XII—XIII вв. Он выезжает в Переславль и, начиная с Плещеева озера, проходит возможный сухопутный и параллельный ему водный путь к Гребневу.

Изучение сложного времени Золотой Орды рождает у него гипотезу тайных «внетаможенных троп» Подмосковья, шедших через наш край.

Так выстраивалась стройная история возвышения Гребнева от древности до наших дней. В 1960-х гг. он пишет первую рукопись «Вторичное открытие села Гребнева». Эта рукопись во многих машинописных копиях расходится по Фрязино, зарождая интересом к усадьбе десятки и сотни людей.

М. С. Баев обсуждает свои гипотезы с видными московскими историками и находит поддержку у выдающегося историка А. А. Зимина. Как рассказывает дочь Александра Александровича, заметки историка о встречах с краеведом М. С. Баевым занимают несколько страниц «Дневника».

А. А. Зимин советует подготовить рукопись к печати и пишет к ней предисловие.

Во время подготовки рукописи у автора рождается целый ряд новых гипотез. Книга расширяется, дополняется пластом татарских топонимов Северо-Восточного Подмосковья, сгруппированных на Великой дороге.

Как художник с высоким образованием (см. Автобиографию), он рисует много картин из истории Гребнева, реконструирует вид древнего села Четрековского, предшественника Гребнева в излучине Любосивля. В его архиве — картина-панорама «Усадьба ГРЕБНЕВО» (см. обложку) и десятки реконструкций-зарисовок отдельных элементов усадьбы — готических башенок, старинной деревянной церковки, часовенки над будущим «державинским ключом», многочисленных оранжерей и цветочного ковра парадного двора усадьбы.

От древности к представителям знаменитого боярского рода Воронцовых, к князьям Трубецким, от них к Бибиковым и князьям Голицыным проходит читатель рукописи вместе с романтиком-автором по страстным дорогам многовековой истории России, отраженной призмой Четрековского—Гребнева.

Трудными дорогами в 1970-х годах движется и баевская неординарная рукопись к изданию, вероятно, дожидаясь нового времени. В 1979 г. автора настигает смерть, но до самых последних месяцев своей жизни он продолжал отшлифовывать свою концепцию. В 1982 г. его рукопись попадает в одно из издательств … и погибает там. В период перестройки в 1989 г. подготовленную друзьями Баева рукопись с рисунками принимает издательство «Московский рабочий», но начавшийся кризис губит рукопись снова.

Сокращенный вариант рукописи публикует на страницах районной газеты почитатель и страстный пропагандист творчества М. С. Баева Инесса Болеславовна Немиро, а в 2001 г. издается такой же вариант книги М. С. Баева «Семь веков подмосковного села».

У издателей сегодняшней работы отсутствовал отработанный вариант рукописи, не было и большинства рисунков. Благодаря помощи сына краеведа, Германа Михайловича Баева, они подобраны из имеющихся в архиве его отца художественных картин и фотокопий с них, больших карт местности, из найденных портретов действующих лиц книги.

Такой приходит она к читателям.

Подарок всем, очарованным Гребневым, в год 100-летия краеведа М. С. Баева.

Г. В. Ровенский